Электронный каталог библиотек Волгодонска Закажи книгу Продли книгу Электронная доставка документа Задай вопрос о Волгодонске
    
Синичкин день в библиотеке №10

Второклассники лицея № 24 узнали интересные факты про синиц и изготовили бумажную синичку-закладку

О правах детей – детям

Библиотекари Волгодонска рассказали юным читателям о Конвенции и Декларации прав ребёнка, а также призвали ребят помнить о своих правах и соблюдать свои обязанности

Наш друг – здоровье!

Сотрудники библиотек Волгодонска приняли участие во Всероссийской антинаркотической акции «Сообщи, где торгуют смертью!»

Час актуального вопроса «Курение – фактор риска»

В библиотеке №10 студенты Волгодонского медицинского колледжа побеседовали со школьниками на тему здорового образа жизни 

Роберт Мадатов в гостях у клуба «Автограф»

Певец и композитор  выступил в Центральной библиотеке с концертной программой «Осень. Музыка. Любовь»

История строительства Волго-Дона

 

    В 2012 году отмечается 60-летие со дня открытия Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина. Своим рождением город Волгодонск обязан этой послевоенной грандиозной «стройке коммунизма».

   Представляем вашему вниманию фрагменты материалов об истории строительства Волго-Донского канала: публикации волгодонских краеведческих исследователей Анатолия Чалых и Людмилы Чулковой; интервью и воспоминания ветерана сооружения Волго-Дона Георгия Шпаченко и первостроителей г. Волгодонска; лирические строки волгодонских поэтесс Валентины Якуниной и Анны Ковалевой.

 



 

Проект XX века

Фрагмент книги «Волгодонск. Люди. Факты. События»;

Фрагмент книги «Дон-река жизни. Очерк истории водных путей и судоходства на Юге России».

 


 

Предыстория

Осуществленная мечта. Немного истории;

Волго-Дон и Эйфелева башня.

 


 

Переселение

От Волги до Дона шумят ковыли…

 


 

Воспоминания первостроителей…

Слава и жертвы Волго-Донского канала. Тайны Волго-Дона;

Тридцать шлюзований за смену;

Где правда, а где вымысел?: шесть вопросов ветерану сооружения Волго-Дона, почетному гражданину города Георгию Шпаченко;

Из отряда первостроителей: [о П. Зубкове];

Цимлянское горе;

25 сгорели заживо, 30 – спаслись. Старожил о «белых пятнах» в истории города Волгодонска;

Экспоселок;

Тесно в бане, тесно в школе;

Слились воды Волги и Дона.

 


 

Окончание строительства Волго-Дона

Радость строителей;

Фрагмент книги «Дон-река жизни. Очерк истории водных путей и судоходства на Юге России».

 



 

 

Проект XX века


  …О, как величава такая картина,

Она – украшенье текущих веков:

Два бронзовых всадника с саблями взмыли

В могучем порыве донских скакунов

 

     Размашистый шлюз и канал судоходный

Подняли родимый для них пъедестал,

Чтоб памятью вечной и славой народной

Мечами победы он в небе блистал.

 

Валентина Якунина.

 

Фрагмент книги «Волгодонск. Люди. Факты. События»

 

Своим рождением Волгодонск обязан пер­вой грандиозной послевоенной стройке Волго-Донского  судоходного  канала,  идея которой вынашивалась еще Петром I. В 1948 году Совет Министров СССР утвердил генеральную схему Волго-Донского судоходного канала, разработанную институтом «Гидропроект».

В состав комплекса сооружений, разработан­ного под руководством академика Сергея Яковлевича Жука, вошли: Волго-Донской судоходный канал, Цимлянский гидроузел, система ороси­тельных каналов. Авторами проекта судоходно­го канала явилась группа инженеров во главе с Андреем Васильевичем Михайловым.

Кратчайшее расстояние между Волгой и Доном равно 58 километрам. Но на этом месте водораздел име­ет максимальную высоту - 130-150 метров над уровнем Волги, и потребовался бы колоссальный объем земляных работ или сооружение боль­шого количества шлюзов. Было избрано другое направление для трассы канала, и не по прямой, а по несколько изогнутой линии. Хотя общая длина канала при этом увеличивается до 101 ки­лометра, зато намного облегчается его строитель­ство, так как здесь уровень водораздела понижа­ется до 88 метров. При воплощении данного про­екта стало возможным избежать дорогостоящих взрывных работ по удалению каменистой гряды на трассе будущего канала. Кроме того, канал на протяжении 45 километров должен пройти по во­дохранилищам - Варваровскому, Береславскому, Карповскому, и на искусственное русло приходи­лось, таким образом, всего 56 километров. Как ни близко подходят друг к другу Волга и Дон, соеди­нить их самотечным каналом невозможно, так как они лежат на разных уровнях: Волга значительно ниже Дона. Трасса канала спроектирована в виде сложной лестницы из ступеней-шлюзов, по ко­торым суда должны подниматься и опускаться. Для питания канала, на шлюзование и испарение требуется огромное количество воды. Решено подавать ее из Дона. Проблема маловодья Дона разрешалась сооружением громадной плотины, которая, перегородив русло реки, поднимет ее уровень и образует водохранилище. Перекачивать воду в канал, на вершину водораздела, долж­ны мощные водонасосные станции. Необычайная по сложности задача стояла перед автором проекта Цимлянского гидро­узла Виктором Павловичем Лихачевым. В практике мирового гидростроительства уста­новился закон, согласно которому бетонные плотины можно ставить только на скальном основании. Донской грунт в районе станицы Цимлянской - это мелкозернистый песок. Лихачев доказал, что мощные железобетон­ные сооружения можно строить и на мягком грунте. Были разработаны новые методы за­щиты от грунтовых вод, новые скоростные способы строительства земляных плотин.

 

Источник: С добрым утром, Волгодонск! Пятидесятые годы. [Текст] //

Волгодонск. Люди. Факты. События / Л. Чулкова, А. Тихонов. – Волгодонск, 2005. – С. 3-5.

 

Полный текст…(ссылка) http://волгодонск-ковчег.рф/volgodonsk_book.php

Вверх

 


 

 

    Волго-Дон удивительный строя,

Быль с мечтой навсегда повенчав,

Рос наш город у славного моря,

Как России надежный причал…

 

Валентина Якунина

 

 

 

 

 

 

 

 

Фрагмент книги «Дон-река жизни. Очерк истории водных путей и судоходства на Юге России»

 

…Своеобразным символом Волго-Дона стали впервые примененные именно на этой строй­ке невиданные доселе гигантские землеройные агрегаты - шагающие экскаваторы ЭШ-14/65. Их выпустили на знаменитом свердловском заводе - Уралмаше, под руководством началь­ника специального КБ этого завода, лауреата Сталинской премии Б.И. Сатовского. В по­пулярнейшем тогда журнале «Огонек» была опубликована фотография, на которой в ковше этого экскаватора-гиганта свободно разместил­ся автомо- биль «Победа». А другой фоторепор­тер усадил в ковш целый пионерский отряд...

Вот лишь несколько технических характе­ристик шагающего экскаватора. Длина стре­лы - 65 метров, глубина разработки грунта - до 45 метров, емкость ковша - 14 кубометров. Общая мощность 48 электромо- торов этой ма­шины - семь тысяч киловатт.

Перемещался эк­скаватор с помощью опорных гидравлических «лап». Внутри машины имелась собственная телефонная связь между обслуживавшими ее 17 рабочими. В смену экскаватор перемещал до пяти тысяч кубометров грунта.

Он заменял, таким образом, труд десяти тысяч землекопов. Интересно, что вездесущие журналисты под­считали тогда: при царе Петре I, ког­да была предпринята попытка строительства Волго-Донского канала между Иловлей и Ка­мышинкой, за три года было перемещено 650 тысяч кубометров земли, и работу эту - как известно, не доведенную до конца – выполня­ли 35 тысяч землекопов. Один только шагаю­щий экскаватор сделал бы этот объем работ за два месяца.

Экипаж первого в стране шагающего экска­ватора возглавил молодой инженер Анатолий Усков. За время работы на Волго-Доне экипаж экскаватора вырыл около трех миллионов кубометров земли. Цифра, почти равная всему объему земляных работ на строительстве Днеп­рогэса (там было перемещено 3,4 миллиона ку­бометров). Со стройки Волго-Дона Усков уехал с Золотой Звездой Героя Социалистического Труда.

Всего же объем земляных работ на строи­тельстве Волго-Дона превысил 174 миллиона кубометров.

 

 

Источник: Вековая мечта становится явью [Текст] // Дон-река жизни.

Очерк истории водных путей и судоходства на Юге России /

Н. Н. Редьков, Г. Л. Беленький, А. В. Огарев. – Ростов-н/Д, 2005. – С. 238-273.

Вверх 

 



 

 

Предыстория…

 

Осуществленная мечта. Немного истории

 

Идея соединения Волги с Доном уходит вглубь истории. Еще в 1697 году Петр I сделал попытку соединить Иловль - при­ток Дона с Камышинкой - притоком Волги. В 1699 - 1709 гг. была предпринята еще одна по­пытка прорыть канал, но уже по другой трассе. По этому каналу было пропущено лишь 300   мелких   судов. То, что было не под си­лу осуществить в царской России, было сделано в стране Советов. Уже в 1918 году по инициативе В. И. Ленина соединение Волги с До­ном было признано важ­ной государственной задачей. Гражданская вой­на, иностранная военная интервенция и возникшая вслед за этим необходи­мость восстановления на­родного хозяйства заста­вили отложить решение этой проблемы.

В дальнейшем изыска­тельские и проектные ра­боты проводились в годы первых пятилеток, но были прерваны Великой Отечественной войной.

Строительство канала началось в 1949 году. В декабре 1950 года Совет Министров СССР поста­новил сократить первона­чально намечавшийся срок скончания строительства на два года. Строители успешно справились с этой трудной задачей.

31 мая 1952 года в 13 часов 55 минут воды Волги и Дона слились воеди­но. А 1 июня, в установ­ленный правительством срок, в шлюз Волго-Дон­ского канала вошли пер­вые суда. 27 июля 1952 года ка­нал был открыт для экс­плуатации.

Указом Пре­зидиума Верховного Сове­та СССР ему было при­своено имя В. И. Ленина.

…Одно из основных сооружений канала - Цимлянский гидроузел. В составе гидроузла 23 шлюза и другие гидротехнические соору­жения: гидро­электростанция, речной порт, шлюзы. Здесь встре­чаются суда  пяти  морей.

Огромный поток массо­вых грузов - угля, ме­талла, хлеба - из райо­нов Донбасса и Северно­го Кавказа идет водным путем непосредственно в промышленные районы Поволжья, Урала и центра России. В обратном на­правлении с верховьев Волги и Камы доставляются лес, химические удобре­ния, машины, оборудова­ние.

Речная сеть Западного и Волго-Камского бассей­нов соединилась через Азовское и Черное моря с водными путями Украи­ны, а через Дунай - с международными речными путями. Канал связал Бе­лое, Балтийское, Каспийское моря с Азовским и Черным в единую водно­транспортную систему.

 

Источник: Сидорков, И. Осуществленная мечта. Немного истории [Текст]/

И. Сидорков // Ленинец. – 1971. - 27 июля.

Вверх

 


  

Волго-Дон и Эйфелева башня

С широким развитием паро­вого судоходства в России постепенно создавались, техни­ческие предпосылки для нового этапа реализации идей Волго-Донского соединения, так как становилось ясно, что Волжско-Донская железная дорога (зна­менитая Петровская «переволо­ка»), снявшая на какое-то время остроту проблемы, в полном объе­ме заменить канал не может.

Следует отметить, что проек­тов и проектных предложений по строительству Волго-Донского канала только в течение XIX века и в первом десятилетии XX века насчитывалось около трех десят­ков. Их можно подразделить на три основные группы. Первая предусматривала со­единение Волги и Дона по водо­разделу между Доном и прито­ком Волги - Окой, а также между верхними притоками Дона и при­токами Оки.

Вторая группа проектов пред­полагала соединение Дона и Вол­ги в месте наибольшего сближе­ния этих рек. Поскольку «петров­ский» вариант соединения кана­лом рек Иловля и Камышинка был ранее отвергнут, некоторые разработчики предлагали иное решение - проложить канал между притоком Дона рекой Медведицей и непосредственно Волгой южнее Саратова. Наи­более реальным в этой группе проектов оставалось Волго-Дон­ское соединение в районе пре­жней переволоки (там, где про­ходила конно-железная дорога Дубовка - Качалинская) либо в районе между Царицыном и Ка­лачом, то есть примерно по ли­нии, проложенной в 1862 году железной дороги.

        Проект обеспе­чивал наиболее короткий водный путь из Азовского моря и Дона как на Нижнюю, так и на Среднюю порты Балтийского моря, Россия испытала большие трудности: для доставки угля из Донбасса при­ходилось на подводах доставлять его сначала к Дону у станицы Ме­лиховской, затем поднимать не­большими судами до Качалинс­кой, а далее снова на волах вез­ти к Волге. Построенная позже Волжско-Донская железная до­рога («переволока») проблему эту в полной мере не решила, а на­дежной системы железных дорог, соединявшей угольные районы Донбасса с центром страны, тог­да еще не существовало, да и зат­раты на доставку угля по желез­ной дороге были весьма суще­ственными. Уголь по Дону, Волге и Каме мог бы, кстати, получать и интенсивно развивавшийся тог­да индустриальный Урал. Поми­мо угля, поэтому же направле­нию велик был - и, что очень су­щественно, в обратном направ­лении - поток экспортных хлеб­ных грузов, а также крепежного и строительного леса для Юга стра­ны и Донбасса. Наконец, наличие канала между Доном и Волгой по­зволяло перегонять небольшие военные суда из Черного моря в Балтийское и наоборот. Вот по­чему Россия была весьма заинте­ресована в скорейшем решении проблемы Волго-Донского пути. Однако и другие страны про­являли интерес к этой проблеме, так как именно в 80-е годы резко увеличился экспорт Россией зер­на в Западную Европу, прежде всего в Англию, Италию и Фран­цию. Серьезным поставщиком зерна было Поволжье, и для дос­тавки его в порты Ростова и Та­ганрога - для дальнейшей от­правки морскими судами в Мар­сель, Гавр, Ливорно, Ливерпуль наиболее удобным и дешевым мог стать именно Волго-Донской вод­ный путь. Вот почему стали воз­никать концессионные предло­жения иностранных компаний, как правило, совместно с россий­скими предпринимателями и про­мышленниками - о строительстве Волго-Донского канала и шлюзо­вания Нижнего Дона.

Первым таким проектом ста­ло предложение «Франко-русского частного общества изысканий составления проекта Волгодонского канала», возглавлявше­еся инженером из Франции Леоном Дрю и крупным предприни­мателем, в то время председателем Ростовского Комитета торговли и мануфактур Петром Ро­мановичем Максимовым... В начале 1885 года Рос­товская городская дума ходатай­ствовала перед правительством «о признании соединения рек Волги и Дона делом государствен­ной важности». Первый вариант проекта канала был представлен Леоном Дрю в 1887 году. Интересно, что сегодня имя Леона Дрю мало кому известно. А вот другое - Александра Гюстава Эйфеля - знает практичес­ки каждый человек на планете - как автора удивительного инже­нерного творения - Эйфелевой башни в Париже. Между тем, у Волго-Дона и Эйфелевой баш­ни есть маленькая, но интерес­ная, объединяющая их деталь. Инженер Эйфель, друживший с Леоном Дрю, был привлечен к проектированию канала в дале­кой от Парижа степи между Вол­гой и Доном. И Эйфель, уже занятый в те годы работой по созда­нию своего самого знаменитого творения (башня была построе­на в 1889 году, к Всемирной вы­ставке в Париже), дал, тем не менее, согласие на участие в ра­ботах. Будь этот проект принят - как знать, может быть, сегодня мы называли бы Волго-Донской канал Эйфелевым...

Интересно, что в 1906 году французы еще раз попытались вступить в концессию на строительство Волго-Донского канала, разговоры о необходимости постройки которого вновь возобно­вились в начале XX века. Проект был представлен близкими к царскому двору камергером П. Лыжиным и князем Н. Щер- бато­вым. Оба они были уполномоченными влиятельных французс­ких банков. Правительство, однако, не поддержало этого пред­ложения, так как его осуществление потребовало бы получения дополнительных значительных займов из Франции, а у России тогда и так уже было много долгов, расплачиваться по которым приходилось с большими процентами.

 

Источник: Чалых, А. Волго-Дон и Эйфелева башня [Текст] / А.Чалых // Веч. Волгодонск. – 2007. – 8 сент. – С. 2

 

Полный текст…(ссылка) http://sarkel.ru/istoriya/istoriya_kazachestva/varianty_soedineniya_volgi_i_dona">

Вверх

 



 

Переселение…

  

От Волги до Дона шумят ковыли

 

…А началось все в 1949 г., когда между Волгой и До­ном развернулось грандиозное строительство канала, соединившего в одну водную артерию две великие рус­ские реки. В апреле 1950 г. был заложен  поселок эксплуатационников, которому суждено было вскоре стать городом Волгодонском.

Своим рождением город обязан первой послевоенной стройке коммунизма – сооружению Волго-Донского судоходного канала имени В.И.Ленина.

 

  С 1949 по 1952 год развернулось строительство Волго-Донского канала и его основного сооружения – Цимлянского гидроузла.

 

  21 сентября 1951 года было перекрыто русло Дона, и началось заполнение искусственного моря.

 

 

  31 мая 1952 года осуществилась вековая мечта русского народа – соединение Волги с Доном.

 

  27 июля 1952 судоходный канал был торжественно открыт, ему было присвоено имя В. И. Ленина….

 

Предварительная инженерно-геологическая разведка была проведена восьмой экспедицией «Гидропроекта» летом 1949 года. Вся территория, отводившаяся под поселок, была свободна от застроек и принадлежала колхозам имени 26 бакинских комиссаров и имени Черникова Романов ского района, а затем правительством была передана для строительства Цимлянского гидроузла.

Генеральный план и детальный проект планировки поселка подписали начальник и главный инженер «Гидропроекта» Жук, начальник бюро гражданских и промышленных сооружений Марсов, главный архитектор Волго-Донского водного пути Якубов, главный инженер проекта Перегудов в городе Саратове в 1950 году.

16 марта 1947 года вышло Постановление Со­вета Министров СССР о начале проектно-изыскательских работ по Волго-Донскому водному пути. А почти через год Сталин подписал Постановление о строительстве Волго-Донского водного пути. Зона строительства канала и других гидротех­нических объектов охватила территории от Красноармейска (сейчас район Волгограда) до Большой Орловки (Ростовская область). Под затопление пошло 149 хуторов и казачьих станиц. К. И. Смирнов, руководитель рабочей группы проектирования строительства Цимлянского гид­роузла института «Гидропроект», писал: «В жаркий полдень 1948 года на малом кургане над Доном стояла группа инженеров с академиком Сергеем Яковлевичем Жуком во главе. Стояла и смотрела на выбранный створ гидроузла и определяла новое место для станицы Цимлянской».

 

…Радио, газеты, заезжие лекторы говорили о торжестве человека над природой, о перспективах, которые откроются перед жителями здешних мест, о новых растениях, что зацветут на орошённой земле, всплывали пугающие слова: «зона затопления», «переноска берегов», «эвакуация»...

И вот новость: срочное переселение. Завтра же начнётся опись построек. Леса и сады на берегах и островах - рубить. Весной сдать государству «чис­тое дно».

Ростовский «Облархпроект» по заданию об­лисполкома откомандировал группы геодезистов, геологов, гидрологов, проектировщиков, санврачей, которые планировали улицы новых посёлков у бе­регов нового моря. В состав комиссий входили и местные жители, которых рекомендовали в сельских советах и правлениях колхозов.

 

Станица Красный Яр также попала в зону затоп­ления. Вначале станичникам предложили переселяться в хутор Ясырев Романовского (ныне Волго­донского) района. Но им не понравилось это место: далеко от Дона. На общем собрании жителей решили переселиться в хутор Мокро-Солёный, но потом передумали и выбрали новое место жительства в хуторе Добровольском Романовского района. По словам И. И. Шеремета, до конца жители Красного Яра не верили, что все станицы и хутора будут пе­реселены, что Дон будет перегорожен плотиной и образуется водохранилище, что вода поднимется до 20 метров. Они говорили, что у «большевиков в носу сыро, чтобы остановить Дон». Но переселяться пришлось. Переселение проводилось в сентябре-октябре 1949 года. Первым получил акт о пересе­лении И. Ф. Предков. Его дом и сейчас служит правда, новым хозяевам. Чтобы перевезти дом с пожитками, надо нанимать машину или другую технику. «Рейс от Красного Яра до Добровольского стоил 100 рублей, но техники не хватало, а холода подгоняли станичников, и многие платили по 200 и даже по 400 рублей. До переселения в станице было 223 дома, в том числе здание сельского совета, противочумный пункт, «Заготзерно», молокозавод, здравпункт, почта, ветлечебница, магазин и другие. В хутор Добровольский перевезены 137 собственных домовладений. 71 семья переселилась в Романов­скую, в Цимлянск, Зимовники, Солёновскую и даже в Ростов. Здание школы увезено в хутор Семёнкин. Некоторые дома были проданы», - продолжает Шеремет. Он же записал рассказ своей землячки, Марфы Николаевны Сулацковой: «Когда в 1949 го­ду началось переселение, у меня уже было двое детей. Мы с мужем Владимиром Иосифовичем пере­возились на «Шкоде» - очень длинная машина. Нас перевезли и показали место. Там было совершенно пусто, только вбит колышек и написана наша фами­лия. Мы на скорую руку сделали сарай из звеньев плетёной лозы, обмазали их глиной и так в нём жили, пока не сделали дом».

Когда переселение людей из Красного Яра было завершено, начали перезахоронение кладбища и братской могилы. Это было уже в 1951 году.

В докладной записке заведующего областным переселенческим отделом И. Пластуна от 20 мая 1951 года читаем: «Переселившиеся граждане из зоны Цимлянского водохранилища на новом месте в весенний и осенний период проводили посадку фруктовых и декоративных деревьев во дворах, озе­леняли улицы, в 19 населённых пунктах начали за­кладку парков. Всего за прошедший год посажено ... 17 тысяч штук фруктовых и декоративных деревьев. ...Переселившиеся колхозы Цимлянского района заложили 90,8 га виноградников».

Худяковы отмечают, что, несмотря на близость лагерей, ни воровства, ни убийств не было. А некоторые бараки, где жили заключённые, до сих пор сохранились. Там сейчас располагаются склады Цимлянской ковровой фабрики. А в это же время «морская чаша» приводилась в санитарно-гигиеническое состояние. С шестисот­ки- лометровой линии волнобоя спешно вывозились скотомогильники и людские кладбища. «Стали на колёса» и памятники древности. Развалины хазар­ского городища Саркел, которые, не будь Волго-Дона, ещё сотни лет лежали бы едва тронутыми, оперативно извлекались со дна. Случалось, из спрессованных временем откосов экскаватор выворачивал двухметровую кость или чёркал, как по камню, по жёлтому огромному позвон­ку. Иное крошилось ударом неосторожной техники, другое, незамеченное, опять заваливалось песком, чтобы потом уйти под воду…

 

Переселение Цимлянской проходило сверхско­ростным методом. Новое место для станицы выбрали над обрывами близ плотины. Его рассчитывали пока­зывать туристам и заранее за счёт гидроузла отстрои­ли посёлок гидростроителей - с парками, стадионом, театром. Административные здания были украшены барельефами и колоннами, на широких приморских улицах разбросались коттеджи, каждый с балкончи­ком, верандой и разбитыми во дворах клумбами. Из ротонды, по замыслу архитекторов, Сталин должен был смотреть на рукотворное море (он, по рассказам местных жителей, обещал приехать на открытие Цимлянского гидроузла, да так и не приехал).

 

…Сухая степь уходила под водяную толщу вместе с норами степных зверьков. Сверху плыли захлебнувшиеся суслики, хомяки, кроты, змеи. Их приби­вало к берегам, к плотине, стаи ворон, коршунов и орлов выхватывали добычу. «А мы голыми руками, - вспоминает Владимир Иванович Рожков, - ловим осетров, они пытались, как раньше, пройти в верховья Дона метать икру... Но самое яркое впечатление, когда под воду ушли старые виноградные подвалы, в которых, по легенде, бывал Пётр I, станица Потём­кинская, бывшая Зимовейская, - родина Емельяна Пугачёва. Казаки гутарили о начальстве: «Раз это не пожалели, так чего ж им нас-то жалеть!» На посадку виноградников отправляли всех, от мала до велика. И все с болью вспоминали о тех виноградниках, которые были выкорчеваны или остались на дне моря. Владимир Иванович Рожков рассказал нам о прекрасном сорте «Кумшат» - его выращивали только в наших краях... В книге Н. П. Сивашова «Их истории не будет конца» есть такие сведения: «Прославился наш край ещё и тем, что энциклопедист донского винограда цимлянин Леонид Карлович Гельбрехт при строительстве гид­роузла впервые в мировой практике перенёс из зоны затопления всю свою бесценную коллекцию более чем в 500 сортов винограда. На северной окраине перенесённой станицы Цимлянской (ныне город Цимлянск) он основал опорный пункт Всероссий­ского научно-исследовательского института виног­радарства и виноделия. Этот уникальный опыт по переносу в самые кратчайшие сроки ценных сортов винограда с таких огромных площадей никто больше в мире не повторил».

Старожилы вспоминают и о том, что недалеко от станицы Хорошевской был томатоварочный завод. Томаты заливали в специальные бочки и баржами отправляли в Ростов для дальнейшей переработки. Сырьё производилось в придонской пойме. При со­оружении гидроузла завод перенесли в Багаевскую: пойма стала дном моря.

…от Л. В. Пименовой и А. Т. Андрияновой, переселенок из станицы Баклановской и хутора Алдобульского Дубовского района, нам стало известно, что в их посёлках пробурили водоносные скважины, а вода в них оказалась непригодной для питья. И воду жителям приходилось возить в бочке на конной тяге из соседних станиц. Причём эти же очевидцы утверждают, что такое положение было и в других станицах. Жителям приходилось копать бассейны для хранения питьевой воды, предварительно за­цементировав их. А между тем раньше, по рассказам старожилов, по балкам было много колодцев с чистой водой, много родников.

 

В колодцах вода стояла на рассто­янии одного метра от поверхности земли, а теперь, на новом месте, - на глубине от 10 метров и глубже, да и для питья она непригодна.

…в станицах и хуторах не было здоровых и сильных мужчин: кто погиб на фронте, кто пришёл изра­ненный. А ведь в большей степени именно в этом кроется причина недостатка плотников, да и вообще рабочих рук...

 

…27 июля 1952 года состоялось торжественное открытие Волго-Донского судоходного канала имени Ленина. От Волги до Дона пошли корабли! А на мес­те 149 хуторов и станиц, на месте заливных лугов, ковыльных степей и лесных массивов раскинулось Цимлянское море.

 

Источник: Сигачев, В. От Волги до Дона шумят ковыли…[Текст] / В. Сигачев // Дон. временник: краевед. библиотечно-библиогр. журнал. – 2008. – С. 151-154

 

Полный текст…(ссылка) http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m9/0/art.aspx?art_id=895

 

 

 Вверх

 



 

 

Воспоминания первостроителей…

 

Слава и жертвы Волго-Донского канала. Тайны Волго-Дона

 

-  В 1918-м? Официаль­ной датой строительства канала считается 1948 год.

-  В том-то и дело, что из­вестна только официальная история Волго-Дона. И во всех справочниках написано, что работы начались только после войны, а руководил ими известный гидротехник Сергей Жук. Хотя в основу его проекта во многом лег­ли разработки другого выда­ющегося инженера - Анатолия Аксамитного, имя кото­рого незаслуженно забыто. А ведь именно он в мае 1918-го представил идею соеди­нения Волги и Дона и Совет народных комиссаров при­нял решение о выделении денег. Только представьте: в стране бушует Гражданс­кая война, а группа инжене­ров отправляется воплощать в жизнь проект века. На Дону их арестовывают бе­лые, но, узнав, что те рабо­тают над самым великим техническим проектом в ис­тории страны, отпускают. Потом в Царицыне группу задерживают красные и де­мобилизуют «интеллиген­тов» на фронт. С горем по­полам исследовательские работы продолжаются. К на­чалу тридцатых Аксамитный уже был готов приступать к строительству, но тут НКВД начало массово затевать дела о «вредительстве». И двадцать инженеров вместе с Аксамитным оказались в камере. Расследовавшие дело чекисты констатирова­ли, что строительство кана­ла в настоящий момент яв­ляется вредительством, так как подрывает экономичес­кую базу социализма. Соот­ветствующие документы я нашел в архивах ФСБ - чи­тать их сегодня страшно. Вообще строительство Вол­го-Донского канала - это ил­люстрация всех трагических пово- ротов нашей истории. Вот скажите, кто рыл канал?

Как значится в спра­вочниках, вернувшиеся с войны коммунисты и ком­сомольцы - работы назы­вались ударной стройкой. Добровольцев там было мало. Строительство осуще­ствлялось в основном сила­ми заключенных. Для этого в НКВД специально было со­здано управление «Волгодонстрой».  120 тысяч зеков под охраной пяти тысяч кон­воиров работали день и ночь. Правда, надо все же отметить, что по сравнению с Беломорско-Балтийским каналом, который описывал Солженицын, у нас все же было менее ужасно, чем там: при строительстве Вол­го-Дона умерло не более полутора тысяч человек. Не­много лучше других чувство­вали себя пленные немцы, которых также пригнали рыть канал. Есть воспомина­ния некоего Эрвина Франца, перед самым концом войны мальчишкой мобилизовав­шегося в СС и после плене­ния оказавшегося на стройке как в лагере всем заправля­ли уголовники, царила поно­жовщина, а администрация требовала лишь выполнения производственных норм. Кстати, в восьмидесятые годы постаревший Франц специально приехал в СССР, чтобы пройти по Волго-Дону. Больше всего его тог­да поразили покосившиеся хибарки, некогда построен­ные для «канал армейцев». Бывший военнопленный не верил, что в них до сих пор могут жить люди.

 

…И сегодня, проходя по каналу; отмечаешь всю грандиозность строительства. Не даром Жак-Ив Кусто, увидев Волго-Дон, назвал его восьмым чудом света. С другой стороны Цимлянское водохранилище привело к потере огромных площадей пехотных земель.

Пришли переселять 1400 хуторов и станиц, которые позже ушли под воду.

В вашей книге отдельно рассказывается о том, как жили nepecеленцы: «в большинстве населенных пунктов не было питьевой воды, и сельсоветы не строят общественных колодцев: Тоже документы из закрытых архивов?

- Я постарался привести материалы партийных органов, МВД, местных советов, фотохронику, чтоб рассказ о строительстве каналов получился максимально документальным! Для исследователя важен любой факт, тем более pанее неизвестный. Кстати, заодно удалось раскопать, совсем, уж курьезный случай.

 

Даже в энциклопедии всегда указывалось, что первым по открытому 3 мая 1952 года каналу прошел теплоход «Иосиф Сталин» - даже марка была выпущена в честь этого. На самом деле все не так. «Сталина» действительно готовили в качестве первопроходца, на его борту среди пассажиров находились известные люди. Перед самыми шлюзами писатель Борис Полевой, автор знаменитой «Повести о настоящем человеке» умудрился устроить в каюте пожар. Часть корабля выгорела, огонь с трудом потушили. И вместо «Сталина» по каналу направили теплоход «Cepreй Киров», который, к изумлению толпы, и пришел к пристани. Так что первым на Волго-Доне «вождь народов» не стал…

 

Источник: Слава и жертвы Волго-Донского канала.

Тайны Волго-Дона [Текст] // Волг. правда. – 2011. – 12 июля. – С. 3

 

 

 

Вверх

 


 

Тридцать шлюзований за смену

 

Первый пароход, кото­рый прошел через шлюзы, назывался «Сергей Киров». Несколько позднее у нас шлюзовался пароход «По­беда», на котором экскур­сию по Волго-Донскому ка­налу совершала дочь Стали­на Светлана со своим мужем. С первых же месяцев объем работы на шлюзах был огромный - за одну смену,  часов, мы про­водили до тридцати шлюзо­ваний. В основном это были  грузовые суда и самоходные баржи. Много проходило и пассажирских пароходов, ведь людям было интересно посмотреть знаменитый Волго-Донской канал.

 

Харитонов И. Д., бывший начальник вахты шлюза N 14, старожил  города.

 

Источник: Харитонов, И. Тридцать шлюзований за смену [Текст]/

И. Харитонов // Веч. Волгодонск. – 1998. – 1 апр. – С. 2

 

Вверх


 

Где правда,  где вымысел? Шесть вопросов ветерану сооружения Волго-Дона, почетному гражданину города Георгию Шпаченко.

 

Действительно ли эта стройка была первой ком­сомольской?

- Строительство Цим­лянского гидроузла, хотя и называлось «Первой строй­кой коммунизма», конечно же, не было первой комсо­мольской стройкой, как некоторые пишут. И гидро­сооружения, и город до пе­реулка Донского возводило МВД. В «пик» строительст­ва здесь было 70 тысяч за­ключенных и 30 тысяч вольнонаемных, в том чис­ле 3,5 тысячи комсомоль­цев — это в основном сол­даты охраны, а также механизаторы, водители... В Цимлянске живет В. Бодаев - бывший заме­ститель начальника полит­отдела по комсомолу, а в Волгодонске - Г. Аджигитов, бывший секретарь управленческой комсомоль­ской организации. Здравст­вует В. Храмов, награжденный Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ.

- Кто же был среди за­ключенных?

- Заключенные на стро­ительстве были в основном осуждены за политическую агитацию против Совет­ской власти и за хищение социалистической собст­венности.

Многим почему-то не ве­рится, что заключенные работали с большим энту­зиазмом. Но это было именно так. Трудовое со­ревнование было настоя­щим, не для галочки. Сти­мулом служил зачет срока. Если заключенный выпол­нял норму на 125 процен­тов и больше, ему каждый день пребывания засчиты­вался за три дня. А так как у большинства срок был 10 лет, то после окончания строительства Цимлянско­го гидроузла заканчивался и срок заключения. Многим донской край настоль­ко понравился, что они остались в Волгодонске.

- Некоторые стараются сейчас доказать, что пло­тина и начало нашего го­рода построены на костях заключенных...

- Это неверно. Прежде всего, хочу сказать о вза­имоотношениях вольнона­емных и заключенных. Они были доброжелательными. Из вольнонаемных за все время строительства не был убит ни один человек.

- Были ли умышленные убийства среди заключен­ных?

- Да, были, но мизер­ное количество. За все го­ды, с 1949 по 1954, не бо­лее полутора десятков.

- Была ли смертность от недоедания, дистрофии?

- Нет и еще раз нет. Заключенных кормили не­плохо, автор этих строк не раз, когда не было времени отлучиться, обедал в бригадах и качеством приго­товленных блюд был дово­лен. Заключенные имели возможность в лагере в ларьке дополнительно (по безналичному расчету) ку­пить колбасу, масло, сахар, хлеб и т. д. У каждого на счету было достаточно денег.

А естественная смерт­ность в процентном отно­шении была такая же, как у вольнонаемных.

Конечно, жилищные ус­ловия заключенных были не из хороших - полузем­ляные двухъярусные бара­ки, и содержались они не всегда в чистоте. Клубы в зоне были плохо оборудо­ваны.

- Нужно ли было стро­ить Цимлянскую ГЭС и су­доходный канал?

- Тот, кому сейчас за шестьдесят и он жил в этих местах, скажет: «Без­условно, надо!» То, что было и что теперь стало, от­личается, как земля от не­ба. И я думаю, что затра­ты на эти сооружения дав­но возвращены государству с лихвой. Конечно, поймы Дона жалко. Она приноси­ла много радости живу­щим непосредственно на реке, но их было не так много. А весь район был не только глубинкой, это был край с вечно выжженны­ми полями.

А сейчас от Волгодонска до Ростова все левобере­жье покрылось садами, ви­ноградниками, овощными плантациями. Дело дру­гое - как хозяйничать при созданных условиях. Ведь «ворота изобилия», как ко­гда-то называли Волгодонск, обязаны были дать действительное изобилие продуктов питания для че­ловека. Этого пока не на­ступило, и виноваты не строители, а все мы, здесь живущие.

 

Источник: Где правда, а где вымысел? Шесть вопросов ветерану сооружения Волго-Дона, почетному гражданину

города Георгию Шпаченко [Текст] // «Социалистическая индустрия» на Атоммаше. – 1989. – 2 ноября.

 Вверх

 


Из отряда первостроителей.

 

…Говорят, когда Сталин огла­сил желаемые сроки одной из послевоенных строек, ее началь­ник воскликнул: «Невозмож­но!». На что «вождь народов» невозмутимо заметил: «Совет­ский человек может все». Запад­ные аналитики считали, что на восстановление экономики пос­ле Второй Мировой войны Союзу потребуется не меньше 20 лет. Мы справились менее чем за 10. Советский человек смог - ценой немыслимых усилий, голода в деревне, во многом - благодаря дармовому труду заключенных Гулага, но прежде всего - из-за своего патриотизма.

Наш город, канал Волга-Дон, Цимлянская ГЭС - все это дети­ща тех лет. С каждым годом все меньше остается людей, которые принимали участие в этих строй­ках. Павлу Андреевечу Зубкову недавно исполнилось 80. Родил­ся он в маленькой донской ста­нице, во время войны был зенит­чиком, дошел до Берлина, Праги и Вены, а в 1949 году начал работать шофером на строительстве Цимлянской ГЭС. Успел потру­диться и в третьем районе, где строилась сама ГЭС, и на шлюзах, и на прокладке канала.

Цимлянская ГЭС тогда была од­ной из самых масштабных строек в стране - для нее не жалели ни людей, ни машин. Несмотря на дефицит автомобилей, у строите­лей была самая новая техника - Павел Андреевич одним из пер­вых испытал новинку советского автопрома - пятитонный дизель­ный МАЗ-205. Поговаривали, что стройкой интересуется сам Ста­лин. Большой поклонник Петра I, генералиссимус хотел закончить начинание императо­ра - соединить две великие реки: Волгу и Дон. Впрочем, простых работяг культ личности не интере­совал.

- Мы не говорили о Сталине, - вспоминает П. А. Зубков, - знали, что он одобрил проект, и все. Работали, прежде всего, за Родину, был патриотизм, была идея. Так же, как и на войне: да, мы все кричали, когда шли в атаку: «За Родину, за Сталина!», время было такое; но воевали-то за Родину, а не за Сталина. Работали действительно на износ - по 12 часов в сутки, а иног­да и больше. Ближе к концу строительства между 14 и 15 шлюза­ми возникли проблемы с выем­кой грунта. А это грозило срывом сроков. На объект приехало на­чальство - главный инженер стро­ительства Разин приказал сроч­но перемычку убрать. Тогда Па­вел Зубков предложил решение: объединить бригады водителей, экскаваторщиков и бульдозерис­тов и расчистить дорогу для луч­шей проходимости (пыль на стройке была такая, что быстро ездить было очень тяжело). В результате грузовики на ровных участках гоняли со скоростью до 100 км/ч. При норме в полторы тысячи кубов грунта, водители пе­ревозили за смену до трех тысяч.

Пресса немедленно окрестила такие темпы стахановскими, но, зная правду о Стаханове (норму которого выполняла вся бригада), будет намного справедливей на­звать их «зубковскими». Работу завершили на 5 дней раньше сро­ка, вся бригада получила премию, а Павел Зубков как автор идеи стал кавалером ордена Ленина.

Ни для кого уже не секрет, что Цимлянскую ГЭС (как, впрочем, и все объекты того времени) стро­или и заключенные. Машин не хватало, и ручной труд был двига­телем стройки. По словам Павла Андреевича, зеки и свободные сосуществовали вполне мирно…

…Но в большинстве своем ра­ботали зэки вовсе не из-под пал­ки. Трудились с энтузиазмом, при­чем неподдельным, так же, как и вольнонаемные рвались восстанавливать страну. К тому же день на стройке шел за три, а от выработки зависел размер про­дуктового пайка (так называе­мая ТУФТА - точный учет эффек­тивности труда). Кто-то получил досрочное освобождение и даже медали за трудовые успе­хи…

 

Источник: Куцык, Ю. Из отряда первостроителей [Текст]: [о строительстве Цимлянского гидроузла;

о первостроителе П. А. Зубкове] / Ю. Куцык // Веч. Волгодонск. – 2005. – 23 июля. – С. 3.

Вверх

 


 

Цимлянское горе

 

…Собственными ушами слышала, как не так уж и давно радио бархатно-холодным голосом диктора говорило: «На стройках социализма труд заключенных не исполь­зуется». Фраза потянула за собой паутину детских воспоминаний.

...Полынно-солнечное «предместье» Волгодонска. Автобусные остановки и сейчас еще сохраняют поэтику труда «Экскаваторная», чуть даль­ше - «Бетонный». Так вот, Экскаваторная - три домика дорожного ремонтного ведомства - вокруг степь с кузнечиками, полдень и дамба, за которой море Цимлянское. Вернее, котлован, выры­тый подневольными людьми. Но к морю еще надо подниматься, а пока в нескольких метрах от дома детским любопытством найдены два огромных це­ментных «дзота», врытые в землю - метра три в диаметре и полтора в высоту, вернее - вглубь земли. Или огромными они казались «ввиду малости лет»? Бабушка на вопросы отвечала коротко: «Ка­пусту зэкам солить». А потом как-то повела смо­треть карцер. Дом от дамбы отделял цветущий сад. Посреди всех этих ароматов и пенных кружев деревьев, стоял карцер — все остальное было уничтожено и только эта каморка, с торчащей ар­матурой, не поддавалась ни ударам чугунной «дуры» подъемного крана, ни «естественным процессам». Он и сейчас там стоит - черным остовом тюремно­го корабля среди белоснежного сада. Впрочем, сад выкорчевали, а землю Лопахины разбили на дачные участки.

И еще дети ужасным шепотом рассказывали друг другу, что в цементе дамбы замурованы люди - когда вырыли море, они стали не нужны. И что все дно моря устлано костями и о кости же пле­щется...

 

Начальник милиции

- Скажите, Илья Иванович, правда ли, что дамбы и море на костях стоят? (Теперь, спустя не­сколько лет после детства, можно об этом спро­сить). В пятидесятые годы Илья Иванович Мироненко занимал должность начальника Волгодонского городского отдела милиции, сначала в звании майора, потом подполковника.

«Карцеры были только при лагерях для особо опасных рецидивистов, которые и сами не хотели работать и провокациями занимались, и подчиняться не желали. А лагеря тянулись вдоль теперешней дамбы от оросительного канала и до самой Цимлы - это четыре или пять лагерей. И под конвоем работали, и расконвоированные работали, и вольно­наемные строители работали. Все строительство подчинялось райцентру - в Романовской станице. Бесконвойных было больше тридцати тысяч. Поли­тические? Нет, политических не было - только уголовники. Большинство людей работало хорошо и они отмечены даже правительственными награ­дами - орденом Красной Звезды и Трудового Крас­ного Знамени. Особый отдел был - для выявле­ния антисоветского контингента, шпионов.

Жили,   конечно,   не сравнить с  тем,  как сегодня живем. Хибары были турлучные, набивные стены - значит - глина с соломой. И бараки деревянные - из отходов леса. Для начальников управления и руко­водителей жилье, конечно, было получше. И управление строительством было капитальное. А в Соленом на железной дороге построили деревянную станцию - бутафорскую, вроде игрушечной - для встречи Сталина. Но он так и не приехал, а стан­цию постепенно разорили. Как говорите - потем­кинская? Да нет - «потемкинские деревни», я считаю, не совсем правильное выражение. Это нам так преподнесли. И Потемкин человек с головой был. Но вот прижились - потемкинские, и все тут!

За что сидели? Женщины, в основном, за спекуляцию. Чем спекулировали? Да сейчас бы и не смо­трели на такое. А тогда - хлеб, зерно, иголки, штаны, платье - проблема! Тогда все дефици­том было. Много за колоски сидело. Был такой указ от 7 августа о мелких кражах. За мошенничество сидели, да много за что сидели, только  58-й статьи не было. Да что ж вы  хотите - если бы тогда люди знали, что их напрасно аресто­вывают и напрасно расстреливают. Но это все было завуалировано! Ведь даже Барабанова - начальника управления, хотели... Барабанов - человек неглу­пый, эрудирован во всех отношениях. Деньги он платил хорошие, и заключенные много зарабатыва­ли. Лагерным, конечно, платили меньше, но пла­тили. Ведь даже начальника стройки Барабанова судить хотели, перерасходов было прилично. Но Сталин с учетом того, что построили море быстро и неплохо, простил его. Перерасходы были, но вре­дительства же не было! Все дело-то в технологии строительства объекта - вот намыть плотины - можно так намыть, что через год - до свиданья города и хаты. Неверную технологию можно было обернуть как вредительство.

- А что на костях строили и в бетон замуровывали - глупость. Было дело - в старом русле Дона делали   отвод, баржа стояла там, и случился по­жар - человек сорок охранников, живших на бар­же, погибло...

Другие происшествия были из-за пьянства и разгульностей... А в остальном... Шульженко даже при­езжала, хор имени Веревки, а также Козловский Иван Семенович и Рашид Бейбутов - большой певец был...».

Другая встреча - другие воспоминания. «Только, детка, без всяких фамилий, никаких имен, вам не понять того времени», - и из глаз женщины не­произвольно начинают катиться слезы. И сразу тороплюсь: «Хорошо, хорошо, только один вопрос: «Политические строили: Цимлянское море?» «Конеч­но, я в лагере работала как вольнонаемная - зуб­ным врачом. И очень прекрасно помню одного журналиста. Он сел как политический - не тот анекдот рассказал. И его круга человек был - лет­чик. До самого Берлина дошел, а позже он с друзья­ми гулял в ресторане, и у них даже не спор, а про­сто разговор вышел - кто, мол, войну выиграл и где теперь маршал Жуков празднует? На сле­дующий день летчика забрали. И многих других политических я знала лично».

Другая встреча - другая женщина. Наколка «Мэри» сжата морщинами руки - идет время. Только, сорок лет назад, она была Марусей Еремченко, сейчас - Клименко Мария Максимовна.

 

Бывшая  заключенная

…Строили Цимлу абсолютно все. И  полити­ческие, и уголовники, и по указу о хищениях колхозного и государственного имущества (58 статья, 59,  147,  123). Меня посадили за неправильное оформление бумаг - как за растрату. Бригадир взял законное, но не расписался. Меня и посадили за то, что он не рас­писался. И Михайличенко Андрей, секретарь пар­тийной организации колхоза «Светлый путь», к тому же зуб на меня имел...

16 апреля судили, а в мае нас уже в трюм баржи посадили. Темно не было, по­тому что верхний люк днем открывали, но и не ви­дать ничего, и мы парашу приловчились выносить - пустую, чтобы узнать, где плывем. 16 мая прибыли в Соленый. Как раз, где «Экскаваторная» - мужской и женский лагеря были. В шесть подъем, завтрак, полвосьмого на работу. Делали все: и на вырубку леса ходили и землю рыли.  Я была штукатуром второго разряда.  Кормили сначала плохо, а после комиссии из Москвы - лучше: борщ давать стали, и  кашу и рыба была повседневно. После 33-го и 36-го годов вообще неплохо было.

Зарабатывали мало. Я приспособилась - юбки кроила, деньги давали и за завивку тоже платили. У нас три литовки сидели - у них и научилась ли­товскую завивку делать - на тряпочки волосы накручиваешь, выкладку сделаешь, красиво получа­ется. Сутки училась.

 

Почетный  строитель

…Когда встретилась с почетным строителем почетным гражданином города Волгодонска Георгием Евдокимовичем Шпаченко, услышала: «Поздно пришли - Иванова уже нет. Шевченко нет - умерли...» Георгий  Евдокимович работал старшим прорабом в то известное нам по учебникам и одновре­менно совершенно не известное время, затем глав­ным инженером строительства правобережной пло­тины. Его воспоминания выходили в августовском «Доне» в 77-м году «Разбуженная степь». «Скажите, такой ли уж комсомольской стройкой она была?» «Комсомольцев на стройке было немногим боль­ше 3-х тысяч человек, заключенных - 70 тысяч, а вольнонаёмных - 30 тысяч.

Да народ здесь, в основном, ско­товодством только и занимался, и питались одним мясом, что такое огурец и как его есть - не знали. Наша семья, например, в неделю съедала килограмм двадцать баранины. Ничего больше не было. Мясо да мука. Мы дали влагу! Вы не пред­ставляете себе, как ликовали люди! Стали бахчи появляться, капуста, помидоры, сады. Все лево­бережье - от Волгодонска до Ростова - как полная корзина фруктов и овощей... Цимлу так и называли - ворота изобилия. Так что гидроузел оку­пил себя десятки раз. Единственное, что мне жал­ко, так это лес, который выкорчевали и под воду который ушел. Да, 30 га пропало... Но оживили все! И 27 июля 1952 года - это было торжество и празднично!

Да, Сталинградский, Каховский, Куйбышевский гидроузлы уже вольнонаемные строили, а Цимлян­ский - политзаключенные. Особенно много среди за­ключенных было военных: «неверие в нашу армию», «восхваление западной техники», «сдался в плен»... Сидели во множестве за анекдоты. Статьи были строгие, но они, же и навели порядок в государстве. И мы сейчас, критикуя то время, должны критиковать, исходя из условий тогдашней жизни, и пом­нить, что анархия никогда не была матерью по­рядка.

Жили нормально - с голоду никто не умирал, дистрофии не было. Не сравнить, как в Великую Оте­чественную войну - и пухли, и умирали, особенно в стройбатах. И отношения между вольнонаемными и заключенными человеческие были. С конца 51 до 52 года - ни одной насильственной смерти вольнонаемного не было. Один инженер умер - на него доска упала, и двое рабочих утонули.

Когда рассказываешь про энтузиазм строителей моря - почему-то не верят... Об энтузиазме надо знать всю правду. Заключенные работали с огонь­ком, потому что каждый отработанный день засчи­тывали за три дня (если норму выполняли на 120 процентов), и день за два (если на 110 процентов). Кому свободы не хочется? А почти все имели срок - десять лет. Получалось так - кончается стройка - кончается срок. Это было хорошим стимулом. И Волгодонск возник как поселение освобождавшихся. Разговоры про голод - брехня. Люди отсюда уез­жали с карманами, набитыми деньгами. И на сбер­книжки клали. Заключенные могли дополнительно покупать по безналичному расчету масло, колбасу, хлеб, сахар и многое другое.

Да с 47-го карточки отменили! Вот так и по­строили. А знаете, какая поговорка в ходу была? «Если бы не туфта и аммонал, не был бы построен «Беломорканал». Ваше-то поколение и что такое «туфта» не знает... Точный учет Фиктивности Тру­да. Аммонал? Аммонал - это взрывчатка.

А сейчас у меня обязательство    перед собой  - к юбилею Волгодонска написать 52 очерка. В году 52 недели - в неделю по одному очерку. Счи­таю, что уж кого-кого, а память трех героев увеко­вечить надо. Это Барабанова Василия Гавриловича - начальника строительства, героя романа Ажаева «Далеко от Москвы» - только там он выведен под именем Батманова и не гидроузел строился, а нефтепровод на Дальнем Востоке.

- Это - Жук Сергей Яковлевич - академик, член-корреспондент АН СССР, автор проекта, лау­реат Государственной премии.

- Это - Николай Васильевич Разин - главный инженер  строительства Цимлянского  гидроузла.

Их уже нет в живых, но долги отдавать надо.

 

Источник: Пилипенко, Г. Цимлянское горе [Текст] / Г. Пилипенко// Комсомолец. – 1990. – 7 марта. – С. 4-5.

Вверх

 


 

25 сгорели заживо, 30 - спаслись. Старожил о «белых пятнах» в истории города Волгодонска.

 

Не могу быть равнодушным, ког­да печатаются извращенные факты о строительстве Цимлян­ского гидроузла. В опубликован­ной в «Вечерке» статье «Градо­образующая скульптура» («ВВ» № 70 от 21.03.2006 г.) - опять попытки  опорочить тот период. Автор утверждает, что «рабо­чие поселки того времени были просто лагеря заключенных». На самом деле были временные по­селки Шлюзы и Ново-Соленое, ко­торые со временем были ликвидированы, а их жители пересе­лены в Волгодонск. Прожива­ли в этих поселках вольнона­емные специалисты, которые приехали со всех концов на­шей страны. Поселок Ново-Соленое был хорошо благоус­троен, он был цен­тром стройки. Никакой лагер­ной жизни, никакой проволо­ки не было.

Капитально строился поселок Эксплуатацион­ный, который в 1956 году был преобразован в город Волгодонск.

Лагеря заключенных тоже были, но никакого от­ношения к «Пятому» они не имеют - у них были совсем другие номера. К сведению автора статьи: название «Пятый» возникло по рас­положению 5-го строительного района, который занимался стро­ительством дорог. Его контора была расположена на месте ны­нешней автошколы. Я лично ра­ботал в 5-м строительном райо­не инженером-нормировщиком. По поводу захоронений. На пра­вом берегу Дона располагался ба­тальон стройбата - солдаты строи­ли временный мост через Дон. Мес­том расположения одного взвода была стоявшая у причала баржа. Ранней весной солдаты спустились на ночлег в трюм по деревянной лестнице. На ней развесили для просушки портянки. Рядом горела печка. Дневальный у печи уснул. Портянки загорелись, от них - лест­ница. Выбраться солдаты не могли. Я работал тогда в «водной конто­ре», и наша организация занималась спасением солдат. На катере под­везли аппарат и автогеном выреза­ли дыру в барже. Спаслось человек 30, 25 - погибли. Их похоронили с большими почестями на городском кладбище. Это случилось весной 1950-го года, никакого «пятого» тог­да еще не было. Солдатские моги­лы сохранились до сих пор.

Неверно и утверждение, будто Цимлянский гидроузел построен на костях заключенных. На строй­ке заключенным был предостав­лен льготный режим. Было много бесконвойных. Заключенные по­лучали высокие зарплаты - на уровне вольнонаемных, при вы­полнении плана на 151 и более процентов срок им сокращался втрое. Заключенные работали то­карями, слесарями, водителями, экскаваторщиками, прорабами, начальниками участков. Многие из них освободились по амнистии и остались в Волгодонске. Многие были награждены орденами. Со многими мне довелось работать.

…Это была, действитель­но, стройка коммунизма - с мно­жеством рекордов, грандиозными объемами работ, невероятными темпами строительства. Очень многие приехали сюда по путевке комсомола - и я был в их числе, приехал на стройку в 1949 году пос­ле демобилизации с флота.

 

Качурин Алексей, старожил Волгодонска,

 участник строительства Цимлянского гидроузла.

 

Источник: Качурин, А. 25 сгорели заживо, 30 – спаслись [Текст]: [старожил о «белых пятнах»

в истории г. Волгодонска] / А. Качурин // Веч. Волгодонск. – 2006. – 22 апр. – С. 3.

 

Вверх 


 

   Мы строили город, мы верили в счастье

Нехоженых троп, неизбитых дорог…

…Что город, который мы строили вместе,

Растет, словно песня, и радует всех…

 

Анна Ковалева

 

 

 

 

 

 

 

 

Экспоселок

 

Экспоселок - это значит поселок эксплуата­ционников. Так, вначале 50-х называлось то место, где ныне стоит Волгодонск. Ста­рожилы рассказывают, что в 1951 году экспоселок пред­ставлял из себя строительную площадку, огражденную колю­чей проволокой. Каждое утро на стройплощадку направля­лась колонна заключенных, чьи бараки располагались в районе поселка Шлюзы. Чтобы по­пасть на стройплощадку воль­нонаемным, необходимо было предоставлять дежурным на КПП специальный пропуск. В фондах городского крае­ведческого музея хранятся вос­поминания Ивана Иосифовича Щербака, который на строи­тельстве экспоселка работал машинистом-экскаваторщиком: «Я помню, что котлованы под первые два двухэтажных дома (ныне угол улицы Советской и пер. Пушкина) рыл экскаватор­щик орденоносец Иван Трофи­мович Задорожный... Помню и первого мастера - Виктора Ни­колаевича Кузьмина. А еще я хорошо запом­нил Еремея Ефимовича Стешина. Он возглавлял строи­тельство жилого поселка эк­сплуатационников, поселка Шлюзы, окрестных дорог, пор­та, лесобазы и заключительной части плотины Цимлянской ГЭС...

Нередко спрашивают, чья бригада положила первые кам­ни и кирпичи в нашем городе. Это знаменитая бригада Луки Никитовича Полякова!».

 

Источник: Чулкова, Л. Экспоселок [Текст]/ Л. Чулкова// Веч. Волгодонск. -  1998. - 19 марта. – С. 4

Вверх


 

Тесно в бане, тесно в школе

 

Строители и будущие жители будущего города в 1951 году жили в основном в поселке Ново-Соленовском. Ар­хивные материалы позволяют воссоздать некоторые дета­ли из жизни гидростроителей того времени.

В распоряжении Ново-Соленовского ЖКО, возглавляе­мого т. Сабанцевым, находилось 128 домов, их жилая пло­щадь составляла 26119,3 квадратных метра.

План товарооборота Ново-Соленовские предприятия тор­говли и общественного питания в январе 1951 года выпол­нили на 122,5 процента, что составило 7 млн.428 рублей, В магазинах продавались дамские чулки трех сортов. Наблюдались случаи нарушения правил торговли, когда в одни руки отпускалось товаров больше положенной нормы. С 1 марта по 1 апреля проходил месячник по очистке территории поселка от загрязнения разными отходами и нечистотами.

Детский сад (им заведует Елисеева) посещают 65 ма­лышей, хотя рассчитан он только на 40. Пребывание ре­бенка в детском саду обходится в 8 руб.50 коп. В детском саду нет ни одной игрушки - все сожжены во время массового заболевания детей скарлатиной. Многие работницы гидроузла не имеют возможности водить детей в детсад из-за нехватки мест и оставляют их без присмотра. Беспокойство по этому поводу не позволя­ет им с полной отдачей трудиться на стройке. Поселковый клуб (директор Дружакин) ежемесячно по­лучает не менее девяти кинокартин. План по кинокартинам выполняется на 105 процентов. В клубе работают кружок художественной самодеятель­ности и драматический. В поселке не редкость выступления столичных артистов. Ново-Соленовская почта (начальник Тимонина), чтобы справиться с все возрастающим потоком писем, посылок, газет, перешла на работу в две смены. Действует банно-прачечный комбинат с пропускной способностью бани в 50 человек в час. В Ново-Соленовской школе (директор Шевченко) постоянно возрастает число учащихся. В мае 1950 года их было 352, в сентябре того же года - 720. Через год, в сентябре 1951 года, их число выросло до 1400. В декабре 1951 года исполком Романовского Совета депутатов трудящихся решил с будущего 1952 года существующую Ново-Соленовскую среднюю школу перевести из здания рабочего поселка Ново-Соленовского в новое здание, расположенное в эксплуатационном поселке.

 

Публикация подготовлена по материалам Романовского госархива.

 

Источник: Чулкова, Л. Тесно в бане, тесно в школе [Текст]/

Л. Чулкова// Веч. Волгодонск. -  1998. - 19 марта. – С. 4

 

 

Вверх


 

Слились воды Волги и Дона

 

Александра Ильинична Поташева, работавшая в 50-е годы начальником отдела кадров ВОЭЗа, была свидетель­ницей того, как первая вода появилась в каменном русле канала.

Вот как она описывает свои впечатления «... серд­це до сих пор ходуном ходит! Цветов было море! Я первый раз видела столько живых цветов. Но самое главное - сколь­ко было радости вокруг! Люди шумели, пели, плясали. До сих пор стоит перед глазами, как первая вода идет по ка­налу, догоняет людей и как бы увеличивающимся языком лижет им пятки. А они смеются, убегают по дну канала...».

А 31 мая 1952 года произошло событие, которое го­товили несколько лет, которого ждали строители канала и с ними вся страна - воды Дона соединились с водами Во­лги. За несколько часов до соединения Волги и Дона тол­пы людей собрались возле второго шлюза и на берегах канала между первым и вторым шлюзами... А тем време­нем донская вода стремительно идет к Волге, проходит четвертый, затем третий шлюз.

12 часов 40 минут. Воды Дона подошли к верхним воротам второго шлюза. Шлюз еще закрыт.

И вот в 1 час 35 минут открылись верхние ворота вто­рого шлюза, и в это время была снята перемычка у перво­го шлюза, сдерживавшая напор волжской воды, рвущейся навстречу донской. Открылись ворота, и воды потекли на­встречу друг другу.

«Остается незаполненным лишь небольшое простран­ство канала, где на откосе любовно начертаны слова: «Слава великому Сталину!». И будто к этим словам рвутся воды, будто сюда стремятся они» - так писала газета «Правда».

А вот как рассказывают об этих минутах очевидцы:

«Когда между водами Дона и Волги осталось всего не­сколько метров, потоки вдруг остановились, вода переста­ла прибывать. И тогда мальчишки, а их среди зрителей на берегу были сотни, кинулись к воде и стали пригоршнями носить воду с одной стороны на другую, из потока донско­го в волжский». «Возле слова «Сталин!», - пишет «Правда», - струи Во­лги и Дона соединились! Дети провожали эти струи с обо­их концов, махая руками: И этот детский возглас был воз­вещением о великой победе советского народа, о великом свершении».

Встреча Дона и Волги произошла в 12 часов 55 минут в русле канала на середине между первым и вторым шлю­зами.

 

Горит в степи зари огонь.

Свет опускается со склона.

И Волги ласковой ладонь

Притронулась к морщинкам Дона.

 

Источник: Слились воды Волги и Дона [Текст]:

публикация подготовлена по материалам

газеты «Правда» за 1952 год и «Очеркам по истории ВОЭЗа»,

 предоставленным ветераном завода В. Я. Белоненко//

Веч. Волгодонск. – 1998. – 11 апр. – С. 2

 

 

 

 

 

 

Вверх 



 

 

Окончание строительства Волго-Дона

 

Радость строителей

 

Незабываемые дни пере­живают строители Волго-Дона. Сегодня радио при­несло волнующую весть: Совет Министров СССР при­нял решение об открытии Волго-Донского судоходно­го канала и присвоении ему имени В. И. Ленина. Волнение и радость царят всюду: на улицах посел­ков, на шлюзах и насосных станциях, на судах, иду­щих по каналу.

Колхозники привезли на канал колосья пшеницы и степные цветы с тех обвод­ненных земель, на которых прежде никогда не росли не только хлеба и цветы, но простая трава. Гордо­стью за свой труд, за свою Родину охвачены люди. В жизни каждого строителя Волго-Дон стал замечатель­ной метой. Люди говорят, как они выросли на строй­ке, как возмужали, пройдя высшую школу жизни, школу коммунистического строительства. Многие здесь стали коммунистами, стали новаторами, техника­ми, инженерами. Об этой замечательной школе жизни говорят сегодня строи­тели. А канал в эти дни все более хорошеет, становит­ся краше. И так ладно он вошел в природу, что ка­жется, уже веками он здесь существует.

 Идут суда. Их становит­ся все больше на канале. Уже приходится им стро­иться в кильватерную ко­лонну.

 Недалек торжественный день открытия Волго-Дона. То будет всенародный пра­здник. К нему начали го­товиться. Спустилась ночь на степь. Зеленые и красные огни светофоров отражают­ся в водах канала, светят­ся громадные огненные столбы створов. Суда идут своим путем.

 

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТА МИНИСТРОВ

СОЮЗА ССР ОТ 10 ИЮЛЯ 1952 г.

1. Открыть Волго-Донской судоходный канал в воскре­сенье 27 июля с. г., обеспе­чив с этого дня регулярное движение пассажирских и грузовых судов, а также на­чать эксплуатацию Цимлянской гидроэлектростанции и первой очереди ороситель­ных сооружений.

 

 2. Обязать Министерство речного флота обеспечить регулярное движение пасса­жирских судов по линиям Москва - Ростов и Сталин­град - Калач, организовать пригородное сообщение в районах Сталинградского, Ростовского, Цимлянского и Калачевского портов, а также обеспечить в 1952 го­ду перевозку транзитных грузов и пассажиров соглас­но утвержденному плану.

 

 3. Обеспечить использова­ние электроэнергии Цим­лянской гидроэлектростан­ции в соответствии с ранее принятыми решениями Пра­вительства для нужд ороша­емого земледелия и промыш­ленности, а также для элек­тропахоты и комплексной механизации трудоемких ра­бот в животноводстве и дру­гих отраслях колхозного и совхозного производства.

 

 4. Присвоить Волго-Дон­скому судоходному каналу согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР имя В. И. Ленина и именовать его - «Волго-Донской су­доходный канал имени В. И. Ленина».

  «Правда» 10 июля 1952 г.

 

 

Источник: Величко, В. Радость строителей [Текст]/ В. Величко//

«Социалистическая индустрия» на Атоммаше. – 1987. – 23 июля. – С. 4

 Вверх


 

Фрагмент книги «Дон-река жизни. Очерк истории водных путей и судоходства на Юге России»

 

…Официальное открытие канала было назна­чено на воскресенье, 27 июля. На торжества приехали в Сталинград и к Цимлянскому гидро­узлу не только строители канала, но и тысячи рабочих и служащих тех предприятий, которые выполняли заказы великой стройки. Было в их числе и не менее трех тысяч ростовчан, кото­рых доставили к местам торжеств несколько специально сформированных поездов, десятки автобусов и даже 18 самолетов.

Большой водно-спортивный праздник по случаю открытия канала состоялся 27 июля так же и в Ростове. Набережную заполнили десятки ты­сяч ликующих горожан. В тот же день от при­чала Ростовского речного вокзала отправился в первый рейс в Москву пароход «А.Н. Ради­щев», прибыл он в столицу, спустя 12 дней.

А 6 августа в Ростов пришел первый пароход из Москвы - «Советская Республика». 30 июля, с приходом в Ростов парохода «Правда», откры­лось движение пассажирских судов и на линии Сталинград - Ростов.

 

Так Волго-Дон начал ак­тивно работать с первых же дней. Как было принято, по окончании строительства Волго-Дона лучшие специалисты и рабочие по­лучили государственные награды. Орденами и медалями СССР были награждены 6323 челове­ка. 12 человек,  наиболее отличившихся, были удостоены зва­ния Героя Социалистического Труда: главный инженер Главгидроволгодонстроя С. Я. Жук, его заместители Г. А. Руссо и Н. А. Филимонов: начальник строительства Цимлянского гидро­узла В. А. Барабанов; начальники строительных районов А. П. Александров, А. А. Щербинин; экскаваторщики И. В. Ермоленко, Е. П. Симак, Д. А. Слепуха, А. П. Усков («начальник» пер­вого шагающего экскаватора); бульдозерист В. И. Елисеев и электросварщик А. А. Улесов.

 

Источник: Вековая мечта становится явью [Текст] //

Дон-река жизни. Очерк историиводныхпутей и судоходства

на Юге России / Н. Н. Редьков, Г. Л. Беленький,

А. В. Огарев. – Ростов-н/Д, 2005. – С. 238-273. 

 Вверх



 

 

Более подробно с историей строительства

Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина

вы можете познакомиться в следующих публикациях, электронных ресурсах и изданиях:

 

 

1. Величко, В. Радость строителей [Текст] / В. Величко // «Социалистическая индустрия» на Атоммаше. – 1987. – 23 июля. – С. 4.


2. Где правда, где вымысел? Шесть вопросов ветерану сооружения Волго-Дона, почетному гражданину города Георгию Шпаченко [Текст] // «Социалистическая индустрия» на Атоммаше. – 1989. – 2 нояб.


3. Качурин, А. 25 сгорели заживо, 30 – спаслись [Текст]: [старожил о «белых пятнах» в истории    города Волгодонска] / А. Качурин // Веч. Волгодонск. – 2006. – 22 апр. – С. 3.


4. Книга «Волгодонск. Люди. Факты. События» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://волгодонск-ковчег.рф/volgodonsk_book.php


5. Куцык, Ю. Из отряда первостроителей [Текст]: [о строительстве Цимлянского гидроузла; о первостроителе П. А. Зубкове] / Ю. Куцык // Веч. Волгодонск. – 2005. – 23 июля. – С. 3.


6. Пилипенко, Г. Цимлянское горе [Текст] / Г. Пилипенко// Комсомолец. – 1990. – 7 марта. – С. 4-5.


7. Вековая мечта становится явью [Текст] // Дон-река жизни. Очерк истории водных путей и судоходства на Юге России / Н. Н. Редьков, Г. Л. Беленький, А. В. Огарев. – Ростов-н/Д: Дон. издат. дом, 2005. – С. 238-273.


8. Саркел.ру - Варианты соединения Волги и Дона [электронный ресурс]. – Режим доступа: ." target="_blank">http://sarkel.ru/istoriya/istoriya_kazachestva/varianty_soedineniya_volgi_i_dona">


9. Свечникова, Е. Великая стройка коммунизма. Волго-Донской канал [Текст] / Е. Свечникова // «Донской Временник» - краевед. библ.-библиогр. журнал [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m11/0/art.aspx?art_id=652


10. Свечникова, Е. Спецконтингент великой стройки: заключенные советских лагерей на строительстве гидротехнических сооружений Волгодонстроя. 1948-1953 гг. [Текст] / Е. Свечникова. – Ростов-н/Д.: Ростиздат, 2009. – 220 с.


11. Сигачев, В. От Волги до Дона шумят ковыли…[Текст] / В. Сигачев // Донской временник: краевед. библ.-библиогр. журнал. – 2008. – С. 151-154.


12. Сигачёв, В. От Волги до Дона шумят ковыли…К 60-летию начала строительства Волго-Донского канала [Текст] / В. Сигачёв [и др.] // «Донской Временник» - краевед. библ.-библиогр. журнал [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m9/0/art.aspx?art_id=895


13. Сидорков, И.. Осуществленная мечта. Немного истории [Текст] / И. Сидорков // Ленинец. – 1971. -  27 июля. – С. 3.


14. Слава и жертвы Волго-Донского канала. Тайны Волго-Дона [Текст] // Волг. правда. – 2011. – 12 июля. – С. 3.


15. Слились воды Волги и Дона [Текст]: публикация подготовлена по материалам газеты «Правда» за 1952 год и «Очеркам по истории ВОЭЗа», предоставленным ветераном завода В. Я. Белоненко // Веч. Волгодонск. – 1998. – 11 апр. – С. 2.


16. Харитонов, И. Тридцать шлюзований за смену [Текст] / И. Харитонов // Веч. Волгодонск. – 1998. – 1 апр. – С. 2.


17. Чалых, А. Волго-Дон и Эйфелева башня [Текст] / А. Чалых // Веч. Волгодонск. – 2007. – 8 сент. – С. 2. 

 
18. С добрым утром, Волгодонск! Пятидесятые годы. [Текст] // Волгодонск. Люди. Факты. События / Л. Чулкова, А. Тихонов. – Волгодонск, 2005. – С. 3-5.


19. Чулкова, Л. Тесно в бане, тесно в школе [Текст] / Л. Чулкова // Веч. Волгодонск. - 1998. - 19 марта. – С. 4.


20. Чулкова, Л. Три товарища [Текст] / Л. Чулкова // Веч. Волгодонск. - 1998. - 19 марта. – С. 4.


21. Чулкова, Л. Экспоселок [Текст] / Л. Чулкова // Веч. Волгодонск. - 1998. - 19 марта. – С. 4.

 

Вверх

 

Материал подготовила: Нечмилова, Е. С.

Отв. ред.: Федянина, Е. Н.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Официальный сайт Администрации г. Волгодонска Официальный сайт Отдела культуры г. Волгодонска ДГПБ - Донская государственная публичная библиотека 
Контакты: 347360 г. Волгодонск Ростовской обл. ул. Ленина д. 75
тел.: 8(8639)27-03-99; vdonlib@mail.ru

Разработка:
Лянгузов.ru